Martin Parr. Cеминар и лекция в Photoplay

Martin Parr. Cеминар и лекция в Photoplay

Если вам интересна современная фотография, если вы ищете новые идеи, новый язык и формы – приходите на встречу с человеком, который, начав снимать 50 лет назад, является одним из самых актуальных фотографов нашего времени.

Мартин Парр проведет семинары “How to be a better photographer” (последовательный перевод) и лекцию “Photobiography” (синхронный перевод) в Школе современной фотографии Photoplay 16, 17 и 18 декабря: http://photoplay.ru/courses/reportage/martinparr.html

Мартин Парр – знаменитый британский фотограф-документалист, фотожурналист и коллекционер.

Родился в 1952 году. Изучал фотографию с 1970 по 1973 год в манчестерском университете Метрополитен.

В 80-е годы, когда серьезные документалисты снимали на черно-белую пленку, Парр раздвигал рамки документальной фотографии сверхнасыщенными цветными картинками самых банальных предметов. Его первые серии – “Last Resort” (1986), “The Cost of Living” (1989) и “Small World” (1994) – признаются сейчас главным поворотным пунктом в современной фотографии.

Говорят, что когда Картье-Брессон увидел его выставку в 1995 году он сказал: “Мы с вами с разных планет”

С 1994 года Мартин Парр – член агентства Magnum, несмотря на то, что многие фотографы агентства выступали против его приема.

Ряд критиков называли художественный стиль Парра провокационным, а его фотографические работы насмешкой над окружающими. И в самом деле, в отличие от многих фотографов, Мартин Парр не стремится снять вечное и великое – его интересует сиюминутное и незначительное. В самоироничной английской манере он, как бы, коллекционирует окружающее: скучающих посетителей в кафе, участников пикника, туристов в музее, чаек поедающих жареную картошку, цветы на заправочной станции. Ему не нужно искать темы для съемки в бедных штатах Индии, или в горах Перу. Мартин Парр может сделать потрясающие фотографии, зайдя на домашнюю презентацию пластиковой посуды. Фотографии Парра позволяют нам заметить то странное, забавное, а иногда вульгарное, что мы видим каждый день в привычном нам мире.

Мартин Парр опубликовал почти 50 фотокниг и участвовал более чем в 80 выставках по всему миру. С 1997 года Парр выступает как оператор: ему принадлежит ряд картин для BBC.

В настоящее время является одним из самых известных британских фотохудожников.

Куда пойти учиться Школа Photoplay

«Афиша» составляет подробную анкету отдельно взятого московского учебного заведения и выясняет, кто там преподает, где тусуются студенты и во сколько им все это обходится. В этом выпуске — самая известная фотошкола города.

Школа современной фотографии Photoplay, основана в 2005 году

Преподаватель о школе

Влада Красильникова
фотограф, член Союза фотохудожников России, преподаватель нескольких курсов

«Я здесь с 2006-го. Вообще, я тут выросла как преподаватель. Пытаюсь учить двум вещам: сочинять фотоистории и думать на языке изображений.

У нас сейчас прекрасное студийное пространство, тысячеметровый лофт на «Красных Воротах», лучшее студийное оборудование, вероятно, лучшая база для обучения фотографии, но это не стоило бы ничего без людей. Мне кажется, самое главное, что мы смогли собрать команду «правильных», «своих» людей, которые не только увлечены фотографией, но и получают удовольствие от того, что студенты чего-то добиваются. Это важно.

Поиск «своих» преподавателей был самой сложной задачей, с которой столкнулась школа. Шесть лет назад занятия в московских фотошколах за редким исключением вели «бытовики», такие универсальные солдаты, для которых нет преград. Нужно преподавать? Преподадим. Нужно снять свадьбу или корпоратив? Снимем! Или студенты, которые только что закончили учиться. И мы стали знакомиться с лучшими фотографами страны и организовывать с ними встречи и мастер-классы. Нам были нужны преподаватели, которые не только разбираются в вопросе, но и интересуются современной фотографией, снимают сами, хотят развиваться и могут заражать других людей.

Что хотелось бы улучшить? Хочется не просто общаться и видеться с выпускниками после окончания обучения, а помогать им развиваться и поддерживать их. Для этого нужно придумать и организовать что-то типа лаборатории, которая поставляет студентам и выпускникам интересные проекты и помогает искать работу. Мы время от времени такое организуем, но пока не придумали, как это можно сделать и качественно, и масштабно одновременно».

Курсы с самым высоким проходным баллом в 2012 году

Коммерческая фотография

Отбор ведется по очевидной причине — это самый длинный и серьезный фотокурс. Сначала поступающим нужно прислать свои работы по электронной почте — от картинок требуют идею и индивидуальное видение. Тех, чьи работы заинтересовали, приглашают на собеседование, на котором проверяют элементарную эрудицию в области кинематографа, искусства и фотографии.

Журнальная фотография

По сути это облегченный вариант коммерческой фотографии для новичков, при этом он входит в число профессиональных. Курс длится три месяца, отбор состоит из портфолио-ревю и собеседования.

Школа документального кино

Поступление также проходит в два этапа — творческий конкурс и собеседование. На конкурс можно на выбор представить: документальное видео, заявку на будущий фильм, документальные фото или небольшой рассказ, пьесу и автобиографию. Есть два конкурсных бесплатных места.

Самые дорогие курсы

Школа документального кино и театра

Это самый длинный курс Photoplay — 14 месяцев. Большое внимание уделяется практическим занятиям — по ходу обучения каждый студент снимает фильм или ставит спектакль. Занятия длятся с октября по июль, а с июля по ноябрь слушатели снимают итоговый фильм (или ставят спектакль). Процессу создания работ учат всецело, начиная с режиссуры и продюсирования и заканчивая монтажом и звуком.

Коммерческая фотография

Первый профессиональный фотокурс в школе, слушателей набрали только в октябре этого года. Он долго разрабатывался преподавателями и пока считается самым фундаментальным. Учат фотографии, с помощью которой можно зарабатывать. На курсе 2 группы по 12 человек, первая учится снимать людей — условно говоря, фэшн-съемке, вторые — предметы, то есть рекламной съемке. Только за этим курсом закреплена своя студия, в которой студенты могут проводить сколько угодно времени.

Самый таинственный курс

18 Х 24

Известный фотограф Андрей Чежин учит снимать на невероятных размеров камеру с негативом 18 на 24 сантиметра. В фотоаппарат при этом заряжается сразу фотобумага, а не негатив. Получается единственный, уникальный снимок, который уже нельзя повторить.

Знаменитые преподаватели

Сергей Максимишин
фотожурналист, двукратный победитель World Press Photo

Проводит мастер-класс «Фотоистория в журнале» и фототур «Мастер-класс в Индии»

Валерий Нистратов
фотограф

Читает курс «Теория и практика документальной фотографии»

Майкл Экелс
фотограф, журналист, руководитель фотослужбы AFP

Читает курс «Основы репортажа и съемки видеоинтервью на цифровую камеру»

Марина Разбежкина
режиссер, сценарист

Сокурирует курс «Школа документального кино и театра»

Известные выпускники

курс « Основы журнальной съемки »

курс «Съемка для глянцевого журнала»

курс «Основы журнальной съемки»

3 важные новости последних лет

С этого года знаменитая мастерская известного документалиста Марины Разбежкиной и художественного руководителя «Театра.dос» Михаила Угарова работает внутри Photoplay. Школа открылась в 2008 году на факультете журналистики Высшей школы экономики.

В декабре 2011 года после долгих уговоров в Photoplay приехал знаменитый фотограф агентства Magnum Мартин Парр — заманили его возможностью поснимать русские корпоративы.

Весной 2012-го фотошкола Leica Akademie обосновалась в Москве и сразу же начала сотрудничество с Photoplay для проведения своих программ.

Библиотека

Библиотеки как таковой нет, ее заменяют несколько полок с разнообразными книгами по теории фотографии и альбомами, которые можно даже забирать домой, но в школе признаются, что студенты за ними не приходят.

Читайте также:  LG G6 - 51990 рублей. Стартовал предзаказ на новый корейский флагман

Главное место тусовки

Большая часть занятий проходит вечером, в короткие перерывы между ними слушатели проводят время в холле с кожаными диванами рядом с кафе, где перекусывают и делятся пережитым.

Столовая

Два года студентов кормил филиал кафе «Люди как люди», работавший прямо в здании Photoplay, но недавно оно закрылось. Пока администрация ищет замену, студенты покупают себе сэндвичи и хороший кофе в местном кафе и ждут появления вендинговых автоматов со «свежей экологической едой».

Студенты о школе

Денис Симонов
курс «Коммерческая фотография»

«Желание пойти именно в эту школу было вызвано надеждой получить максимальное количество съемочной практики и знаний в смежных областях (история моды, история современного искусства и т.д.) за короткий промежуток времени. Особенно приятно осознавать, что ты работаешь в тех залах, где снимаются крупнейшие журналы, и это чувство обязывает тебя соответствовать. Плюс к этому — подбор преподавателей шикарен: например, историю фотографии нам читал Левашов. Из минусов можно отметить один момент: за время обучения студенты своими руками должны выпустить три номера электронного журнала, наполнив его своими фотографиями соответствующего уровня. Подготовка у всех разная, и если более-менее опытные люди спокойно переносят состояние свободного падения, то остальным приходится туго, по-моему, кто-то уже пребывает на грани нервного срыва».

Ольга Ромоданова
курс «Визуальная практика»

«По образованию я экономист-аналитик, до ноября этого года работала в международной компании в отделе маркетинга. Месяц назад жизнь предоставила мне возможность нажать на паузу в работе, я уволилась и записалась на фотокурсы. До этого я снимала исключительно как любитель. Навыки чисто интуитивные, как у любого человека, которому просто нравится это делать.

Слово «практика» точно отражает суть курса: уже на первом занятии нам дали задания, развивающие визуальное мышление и дающие возможность серьезно подумать над тем, как элементы изображения соотносятся друг с другом и за счет чего можно сделать акцент в работе. К примеру, мы делали диптихи (из множества фотографий нужно выбрать две, наиболее ярко и интересно подходящие друг другу) или разбирали работы известных художников, пытаясь понять, отчего то или иное произведение имеет свой шарм или что можно изменить, чтобы работа была интересней. Если говорить о самой фотошколе, то ее я выбрала, пожалуй, потому, что это самая известная мне фотошкола в Москве. Также по отзывам знакомых фотографов и друзей поняла, что здесь есть чему научиться. Привлекло многообразие курсов и сам подход: преподают и наши фотографы, и мировые знаменитости дают мастер-классы. Единственный минус — это стоимость; часть курсов могла бы стоить дешевле. И чуть расплывчатая подача материала: хотелось бы более точных определений и чуть больше теории».

Глеб Нечаев
курс «Школа документального кино и театра»

«Школа документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова, в которой я учусь, стала частью школы Photoplay только в этом году, но сохранила собственную независимость.

Мы полноценные студенты Photoplay и пользуемся всеми привилегиями: мастер-классы, крутые локации и оснащение помещений, в которых проходят занятия, но все же живем мы по своим законам. Они были установлены в самом начале существования школы, но действуют и сейчас. Так что мы проходим через то, через что в свое время прошла Валерия Гай Германика — именитая студентка Разбежкиной. Это скорее свод нескольких «нельзя». Что нельзя делать, как нельзя снимать, пока ты студент. Штатив — нельзя, трансфокатор — нельзя, голос за кадром — нельзя, музыка — нельзя, монтажные эффекты — тоже нельзя, используем только прямую склейку. Все это направлено на формирование нового взгляда на реальность, «новой оптики». Выполняя трудные задания на преодоление себя мы учимся точно запечатлевать реальность и переводить ее на киноязык. Учиться трудно, но курс собрался рабочий. На экзаменах мы разговаривали с преподавателями в первую очередь о самих себе. В описании собеседования так и значилось — «разговор о жизни». Вот с экзаменов и занимаемся жизнью. Камеру из рук не выпускаем, иногда заигрываемся, конечно. Но как без этого? Главное — помнить про все «нельзя»!»

Мартин Парр – один из самых известных и ироничных фотожурналистов Британии

Мартин Парр (©Martin Parr) – ведущий фотохудожник и фотожурналист Великобритании, фотограф-документалист с мировой известностью. Он прославился не драматичными съемками военных конфликтов, а уличными и повседневными зарисовками, созданными с истинно английским чувством юмора – сдержанным, но точным и беспощадным ко всем. Проникающий в суть вещей взгляд автора помогает ему показывать будничную человеческую жизнь с новой, неожиданной стороны – ироничной и зачастую нелицеприятной для моделей.

Оригинальный стиль и смелый сатирический фоторепортаж

Парр подчеркивает “обывательский” дух фотографий с помощью цвета и техники. Он всегда снимает со вспышкой, на малоформатную камеру, с близкого расстояния, отчего снимки выходят яркими. Оттенки на них сочные, даже крикливые, а модели выглядят карикатурно. Еще в начале 80-х годов фотограф перешел на цветную пленку, а с появлением цифровых камер сразу “переключился” на них. Из всего отснятого материала он оставляет не больше одного-двух процентов – остальные кадры идут в утиль. Умение работать, не покладая рук, и быть к себе строгим принесло Парру многочисленные фотонаграды, его работы разместили несколько десятков музеев по всему миру.

Безжалостный ко всем слоям общества, фотограф не “подкрадывается” с телеобъективом из-за угла, не работает на расстоянии, а подходит к сцене как можно ближе и делает кадр в открытую. Большинство моделей не замечают Парра (или делают вид, что не замечают), кто-то ухмыляется, кто-то с удовольствием позирует. Он, не боясь, подходит к людям, притворяясь, что направляет камеру в сторону, а затем резко поворачивается и делает нужный кадр. Небольшое мошенничество, но результат того стоит.

За смелость взглядов Мартин Парр часто подвергается критике задетых его творчеством зрителей. Его первая фотокнига The Last Resort (“Последний приют”), прославившая фотографа, вызвала скандал – настолько ярко и беспристрастно на фотокартинах в ней было изображено британское общество времен правления Маргарет Тэтчер. Сегодня книга – раритет, востребованный у коллекционеров по всему миру, а ее автор заслуженно носит звание современного классика и ведущего представителя стрит-фото.

Серия работ, сделанных в период от 1983 до 1985 года, сильно повлияла на направленность европейской уличной съемки и на современное искусство в целом. Выход эссе сопровождался шквальной критикой. Высказался даже сам Анри Картье-Брессон, назвавший снимки “сделанными со злобой, презрением и без чувства юмора”. Однако, это был беспристрастный фоторепортаж, не приукрашенный для рекламного буклета – грязный и замусоренный пляж с не самыми совершенными отдыхающими.

Показ самодовольства, консюмеризма и однообразности жизни англичан критики называли жестокостью и вуайеризмом, но также и блестящей, талантливой сатирой. Газета The Guardian включила серию фото, сделанных в Нью-Брайтоне, в список тысячи произведений искусства, который должен увидеть каждый.

Но Мартин Парр известен не только одним эссе. У него вышло около 20 книг, где представлены снимки на множество тем – это и натюрморты с едой (не самой изысканной), фото влюбленных, детей, пожилых людей, автопортреты. Все они объединены узнаваемым стилем фотографа – британским “до кончиков ногтей”.

“Я – настоящий британец”

Так говорит о себе сам фотограф, и это видно по его работам. Продолжатель сатирической английской традиции, как истинный житель Британии, Парр безупречно профессионален и всегда отстаивает независимую точку зрения. Его мастерство признало ведущее мировое фотоагентство Magnum. В 1994 году оно приняло Мартина в свои ряды, несмотря на сопротивление многих членов.

Провокационный стиль фотографа идет несколько вразрез с привычной агентству направленностью – остросоциальным, серьезным репортажем. Но умение точно выхватить детали, поймать в объектив композицию, передающую суть и несущую зрителю провокационное, но ясное послание – это “дух Magnum”, как он есть. Сегодня в архиве агентства более 25 тысяч работ Парра.

Мартин Парр говорит, что его фото – это исследование и общественного, и собственного лицемерия. Он показывает аудитории “картинку”, и сам смеется над ней и над собой. В объектив фотографа попадают скучающие туристы, отдыхающие у моря обыватели, жители современных английских городов – такие, как и он сам. Мартин считает, что британцы, самоироничные и в целом справедливые, умеют посмеяться над собой и не обижаются на фотографа.

Читайте также:  Первые снимки Pentax KP

Оригинальный стиль Парр вырабатывал с детства. Родился фотограф в 1952 году в настоящей английской глубинке, графстве Саррей. Вв подростковом возрасте увлекся фотосъемкой и после окончания школы уехал изучать фотоискусство в Манчестер, в университет Метрополитен (тогда он назывался Политехникум). После окончания учебы стал профессиональным фотографом-документалистом, параллельно занимался преподаванием и курировал выставки по всему миру. С конца 90-х годов Мартин занялся съемкой документальных фильмов, не переставая делать до десяти фотопроектов в год.

Сегодня Парр – профессор фотографии и фоторепортер с очень плотным рабочим графиком, что не мешает ему оставаться весельчаком и проводить много времени с семьей. Он коллекционирует фото начинающих и перспективных авторов, почтовые открытки, публикуя собрания в арт-альбомах.

У Мартина Парра постоянно проходят выставки в Европе и США, несколько лет назад он приезжал в Минск, был в России и других странах. Он основал фонд, который помогает сохранять наследие английских фотографов, снимающих жизнь и природу на британских островах. Сегодня Мартин Парр – один из самых известных фотохудожнков мира, и он продолжает радовать поклонников самобытным стилем и новыми работами.

Видеоканал Фотогора

Вы можете оставить свой комментарий к данной статье

Martin Parr. Cеминар и лекция в Photoplay

Интервью Мартина Парра и Россия глазами фотографа

В Москву привозили вашу серию «Последний приют». Как она вообще появилась?

— Это моя самая первая серия в цвете. До того я снимал более-менее классические черно-белые документальные серии, как и все фотографы в 1970-х и начале 1980-х. А потом я увидел снимки американских фотографов — Стивена Шора, Уилльяма Эгглстона, — и они дали мне уверенность, что я могу работать с цветом. Что у цветной фотографии есть шанс, что к ней начнут относиться серьезнее. И еще я тогда начал собирать одну из своих многочисленных коллекций — цветные открытки Джона Хайнда. Ну вот, дважды два — и я стал снимать в цвете. Это, кажется, был 1982 год. Я ездил из Ливерпуля в Нью-Брайтон, забытый богом городишко, — и снимал эту серию.

— У вас было какое-то понимание, что и зачем вы делаете?

— Так, секунду. У меня просто что-то с половицами дома, никак не могу мастера дождаться — кажется, он как раз пришел. (Пауза.) Так вот — понимал ли я, что делаю? Отчасти. В тот момент Маргарет Тэтчер все время говорила про то, какая Англия стала великая страна, — и это очень нелепо выглядело из Ливерпуля, где все были нищие. Но при этом все равно занимались обычными повседневными делами, ездили на море, ели мороженое на пляже. Вот про это и хотелось рассказать — как на фоне потасканных грязных зданьиц и городка люди как-то привычно-приятно проводят время.

— И как ваши герои на вас реагировали?

— Ну я довольно открыто снимаю. У меня есть своя процедура: я подхожу к человеку, примерно понимаю, с какой точки хочу сделать снимок, и делаю вид, что снимаю в другую сторону. После чего поворачиваюсь и делаю тот кадр, который хотел.

— И никого это не смущало? Вообще бывают люди, которые высказывают недовольство вашими работами? Не то чтобы на ваших фотографиях кто-то выглядел особенно привлекательно.

— Вы хотите сказать, что я насмехаюсь над ними, да? Конечно, во мне есть некоторое озорство, желание побаловаться, когда я снимаю людей. Но самое главное не это, а то, что я показываю людей такими, какие они на самом деле есть. Большинство фотографий, с которыми нам приходится сталкиваться, — либо пропаганда каких-то нелепых идеалов красоты, либо улыбающиеся лица из фейсбука. Это ложь. Я просто показываю людей такими, какие они есть, — что в этом плохого?

— Ничего. Но вы у них спрашивали, хотят ли они себя по-настоящему увидеть?

— Я верю в правду, и я хочу ее показать такой, какой ее вижу. Никто не жалуется, потому что в глубине души они прекрасно отдают себе отчет в том, как выглядят.

— Вы же сами как-то говорили, что в фотографии больше не осталось правды, что любая фотография заведомо есть ложь.

— Знаете, само слово «правда» уже плутовато по своей сути, потому что любую правду можно интерпретировать миллионом способов. Моя правда — это то, что я хочу думать и знать; я создаю свою собственную правду из реальности. Это честно?

— А что делать с тем, что у кого-то другая правда по поводу самих себя? Той, кто хочет видеть себя не толстой тетей на пляже, а милой привлекательной женщиной?

— Если она вышла на улицу или в свет — все, она уже не на частной территории. Я хорошо отношусь к людям именно потому, что я их вижу настоящими, и они мне нравятся. А вы что, полиция нравов, что ли? Собираетесь инспектировать мои моральные принципы?

— Просто в России люди, наверное, более настороженно относятся к камере. Вы же буквально пару месяцев назад снимали здесь корпоративные вечеринки?

— Снимал — но ничего такого не заметил. Может, это были не совсем обычные люди. Другой вопрос — лучшие фотографии все равно нельзя было использовать: организаторы почему-то сказали компаниям, что мы покажем фотографии перед публикацией, о чем я ничего не знал. И все равно выложил их в свой блог.

— Ну и как вам корпоративы эти?

— Да отлично, в общем-то. Люблю странные ситуации. Я в блоге про них подробно рассказываю.

— Когда-то вы говорили, что носите с собой блокнот со всеми своими идеями и концепциями новых съемок; в другой раз утверждали, что вы считаете себя просто документалистом. Что из этого правда? Концептуальная документалистика?

— Вот я всегда на этом попадаюсь: я не помню. Я имею привычку говорить множество вещей, часто противоречащих друг другу. Допустим, сейчас я полагаю, что безопаснее всего причислить себя к документальным фотографам. Но нельзя же предполагать, что вы или кто-то другой поверит вообще всему, что я говорю? Иногда концепция серии возникает после того, как я уже снял какое-то количество изображений. Иногда наоборот — я начинаю снимать серию, руководствуясь заранее придуманной идеей. Простите, я даже себе кажусь сегодня несколько более противоречивым, чем обычно.

— Вы снимаете уже почти сорок лет. Что изменилось за это время?

— Стало в разы больше фотографов. Планка стала куда выше. Нужно быть сильнее и лучше, чтобы выделиться из толпы. Двадцать, тридцать лет назад было проще: меньше конкуренции.

— И все? Просто стало больше народу?

— Фотографов больше, а идей у них, на самом деле, столько же. Ничего особенного: всегда есть хорошие фотографы и есть плохие, которых куда больше. Тот же самый расклад с книгами, и со всем на свете. И с моими фотографиями: у меня невероятное количество плохих снимков.

— Еще как! А вы как думали? Поэтому я и считаюсь неплохим фотографом — я снимаю невероятно много. Чем больше делаешь плохих фотографий, тем больше шансов среди них встретить удачный снимок. Хотя я стараюсь свою работу никак не оценивать. Я ее просто делаю, а потом делаю что-то следующее. И так все время. Я неугомонный. С каждым годом я делаю все больше и больше. Чем дальше, тем меньше времени я провожу в Бристоле. Жаль, кстати, — тут очень хорошо жить: рестораны, парки, улицы, прогулки. Но я тут почти не бываю. Вот уже следующим утром — в Голландию лечу. Реклама.

Читайте также:  Шесть компактов Sony Cyber-shot

— Коммерческий проект? Какие в этом преимущества?

— Особо никаких. Просто для журналов снимать мне не очень интересно — мне не нужно собирать бесконечные развороты для портфолио; последнее, что я снимал, была история для какого-то лондонского журнала модного Ponystep, в Лондоне. Никогда о них не слышал раньше. А снимать ту же рекламу как бы приятно — за нее платят, во всяком случае. Но она отнимает время, когда можно было бы делать свой собственный проект. Книжку, например.

— У вас же огромное количество книжек вышло при этом.

— Я считаю, что это очень полезно. Каждый фотограф должен сделать книжку и, например, напечатать ее на blurb (издательский сервис типа print-on-demand. — Прим. ред.). Сейчас вот я делаю третий том «The Photobook: A History». Это как раз история фотографии через фотокнижки. Напечатаем ее где-то через год другой. Сейчас у нас примерно половина имен утверждена — даже есть одна русская книга, не помню, правда, чья.

— А вообще много русского попадается?

— Нет, у вас не очень много книжек. То есть много — но в основном все, что я вижу, это консервативные вещи. Я бы хотел увидеть больше современных, более смелых изданий. Видимо, это просто потому, что русские не очень-то говорят по-английски. Если это изменится, Россия станет частью фотосообщества в мире. Единственное, ездить к вам страшно неудобно — виза нужна, делается она долго, и все время минус двадцать.

— Что вы еще коллекционируете, кроме книг?

— Все, что связано с фотографией. Еще политические сувениры — ну про часы с Саддамом Хуссейном я сделал книжку. Всякие тарелочки. Открытки. Собственные портреты.

— Вы выпустили книжку портретов самого себя, да еще и журнал с собой на обложке. Вы себе нравитесь?

— Я бы сказал так: мне нравится, что в портретах ярко видны локальные особенности фотографии. В Пекине, например, тебе в студии дают четыре костюма, и потом печатают целую книгу. Жаль, что такого становится меньше. Я бы вам показал эту книжку, где же она была… Простите, у меня очень большой дом, и он весь забит книгами. А еще у меня в Бристоле отдельный склад для этих целей есть.

— Это очень британская черта — постоянное накопительство, складирование хлама. Вы вообще очень типичный представитель своей нации, кажется.

— Да, я настоящий британец. Мне кажется, это видно в моих снимках. Мои фотографии — это ведь зачастую исследование собственного лицемерия. Я показываю нечто английское и смеюсь над этим — но во мне этого тоже полно. Я снимаю туристов и издеваюсь над их буржуазностью — но я и сам вполне себе буржуазный турист. Другой вопрос, что британцы — люди в целом справедливые и самоироничные. Мы умеем смеяться над собой. Наверное, поэтому на меня редко кто обижается.

“Бессмысленные и беспощадные, особенно в российском исполнении, новогодние корпоративы — для кого-то самый долгожданный вечер в году, позволяющий «выгулять» новые туфли, а для кого-то малоприятная возможность увидеть коллег в непотребном виде. Один из наиболее успешных и продаваемых фотографов-документалистов Мартин Парр специально для «РР» сделал репортаж о том, как проходят новогодние вечеринки в Москве. “

Подписи к фотографиям – из блога Мартина Парра.

К моменту моего прихода на вечеринку компании «М-Видео» праздничный ужин уже подходит к концу и на сцене начинают объявлять победителей конкурсов. Танцующие девушки, мерцающий свет, струящийся с потолка. Здесь 1200 человек — это самая большая вечеринка, которую мне доводилось где-либо видеть, причем все организовано практически безупречно. Могу предположить, что если они способны проводить такое, то продажа электроники для них не представляет никакой проблемы.

Сквозь пробки я добираюсь до офиса компании «Иннова», где уже все готово к началу праздника. Внезапно врываются люди в масках и приказывают всем покинуть помещение и пройти в ожидающие на улице автобусы. Через сорок минут мы приезжаем в «Бункер Сталина» — «секретное» место проведения нашей вечеринки. Мы спускаемся на минус 18-й этаж, где в конце длинного коридора нас обыскивают и заталкивают в комнату, похожую на заброшенный командный пункт. Там нам показывают какой-то фильм времен холодной войны и предлагают пробирки с виски.

На следующий день я еду в Центр современной культуры «Гараж», где проводится детский праздник. Здесь практически нет границ между экспонатами и игровыми площадками, и дети с восторгом осваивают это необычное пространство. Самая большая очередь стоит в комнату Мартина Крида, заполненную огромными желтыми надувными шарами, пробираясь через которые вы неожиданно осознаете, что благодаря статическому электричеству ваши волосы живут собственной жизнью.

Галерея современного искусства «Арт-Яр» празднует свою 10-ю годовщину в фотошколе Photoplay. Живопись здесь, скажем так, традиционная и, конечно, публика тоже. На стенах висят портреты известных художников, и эти же художники по очереди выступают перед публикой.

Мой последний день я провожу в резиденции Деда Мороза, которая располагается где-то на окраине города в окружении многоэтажек и линий электропередачи. Довольных детей водят по небольшому парку и рассказывают о праздновании Нового года, и, конечно, они заходят в гости к самому Деду Морозу и его Снегурочке. Экскурсия завершается отправкой писем Деду Морозу и раздачей леденцов.

Russia, 2nd Millionaire’s Fair 1990-2000 г.

Martin Parr. Cеминар и лекция в Photoplay

Разобраться в настройках фотоаппарата и уметь быстро компоновать кадр — настоящий челлендж для новичка. Для того, чтобы съемка перестала быть испытанием, мы приглашаем вас 12 февраля в 19.30 в Photoplay на открытую лекцию по основам фотографии.

Вход свободный по регистрации – vk.cc/afaRVG

#photoplay #фотошкола #photoplay_news #фотокурсы

16 февраля наши друзья из Russian Independent SelfPublished придут рассказать о современных фотокнигах в компании авторов и издателей. А школа Photoplay проведет открытое портфолио-ревю.

Подробнее о программе Photobook Day и регистрация на мероприятие по ссылке – vk.cc/alIQdK

💥10 идей для фотосессии со стульями.💥

Если на съёмке из реквизита у вас только пара стульев, это не повод отчаиваться. Просто проявите немного креатива.

Фотограф Wilson Webb сделал снимками актеров фильма «Маленькие женщины» используя мокрый коллодионный процесс. Этот процесс был изобретен в 1851 году и быстро заменил дагерротип, так как был дешевле и безопаснее.

Вот что фотограф пишет о процессе съемке: «У меня есть несколько сотен амбротипов, которые я собирал на протяжении многих лет, и меня всегда интересовали именно детали в кадре. Я люблю изучать предметы, освещение, позы, фоны и стили одежды того времени.

Мне посчастливилось, наконец, попробовать свои силы в создании амбротипов в прошлом году во время съемок фильма «Маленькие женщины». Я не буду вдаваться в технические подробности, но нужно быть немного сумасшедшим, чтобы все это заработало. Я использовал очень большие вспышки, чтобы получить гарантированный результат. К тому времени, когда я был доволен экспозицией кадра, мощность вспышки достигала около 25 000 ватт в секунду. Это очень яркий всплеск света, который можно почувствовать и ощутить физически.

Я сфотографировал большую часть актерского состава, и вот несколько пластин 8×10, которые у нас получились. На фотографиях Эмма Уотсон, Джеймс Нортон, Лора Дерн, Флоренс Пью, Элайза Сканлен, Сирша Ронан, Тимоти Шаламе. Мне еще многое предстоит узнать о тонкостях техники амбротипа, но мне некуда двигаться, кроме как вверх!»

#photoplay #photoplay_inspiration #oscar #oscar2020 #оскар2020

Хоакин Феникс, получивший Оскар как «лучший актер», и его жена Руни Мара отмечают победу в вегетарианской закусочной возле театра Dolbi.

Photo by Greg Williams.

#photoplay #photoplay_inspiration #oscar #oscar2020 #оскар2020

Оцените статью
Добавить комментарий