«Вторжение 68 Прага»

Книга Йозефа Коуделки. “Вторжение 68 Прага”

Книга Йозеф Коуделка. “Вторжение 68 Прага” “Йозеф Коуделка / Magnum Photos, из книги Вторжение: 68 Прага (Aperture, сентябрь 2008 г.)”. “Йозеф Коуделка / Magnum Photos, из книги Вторжение: 68 Прага (Aperture, сентябрь 2008 г.)”. “Йозеф Коуделка / Magnum Photos, из книги Вторжение: 68 Прага (Aperture, сентябрь 2008 г.)”. “Йозеф Коуделка / Magnum Photos, из книги Вторжение: 68 Прага (Aperture, сентябрь 2008 г.)”. “Йозеф Коуделка / Magnum Photos, из книги Вторжение: 68 Прага (Aperture, сентябрь 2008 г.)”. “Йозеф Коуделка / Magnum Photos, из книги Вторжение: 68 Прага (Aperture, сентябрь 2008 г.)”.

В 1968 году Йозеф Куделка был 30-летним театральным фотографом, никогда не снимавшим новостные репортажи. Он стал снимать их в ночь на 21 августа, когда танки государств-членов Варшавского договора появились на улицах Праги, что завершило короткий период политической либерализации, известный как Пражская весна.

В это время в Праге находился фотограф фотоагентства «Магнум» Ян Берри. Там он встретил «абсолютного маньяка», карабкающегося на русские танки и фотографирующего все, что происходило вокруг него. Это и был молодой Йозеф Коуделка. Его фотографии были тайно вывезены из Чехословакии и напечатаны без указания имени автора. Агентство «Магнум» распространяло их по всему миру, приписывая создание «неизвестному чешскому фотографу», опасаясь спровоцировать репрессии. За остроту и выразительность политического и фото высказывания Куделка, оставаясь неизвестным, получил премию Роберта Капа в 1969г. И только спустя 16 лет он смог признать свое авторство, не опасаясь преследования властей.

Именно эти фотографии, сделанные в Праге 1968 года, и принесли Куделке мировую славу. Ему, никогда не пользовавшемуся ни ретушью, ни другими «подобными глупостями», от которых, по его мнению, снимок становился лживым, удалось создать, возможно, самую острую фотопублицистику того времени. На его снимках — не человек на фоне танков и разрушенных домов, а руины и клубы дыма на фоне человека. И десятилетия спустя зритель «видит человеческую судьбу на срезе эпохи, а не просто живую фигурку среди обломков», как говорил сам Йозеф Куделка.

Спустя сорок лет после вторжения вышла книга, в которой были опубликованы 250 снимков, отобранные самим автором из своего обширного архива. Кроме фотографий в книгу вошли пропагандистские тексты и газетные хроники тех лет, отобранные Куделкой, а также тексты чешских историков.

Книга Йозеф Коуделка “Вторжение 68 Прага”.

на русском языке (290 страниц, 250 фотографий)

где приобрести: магазин Центра фотографии имени братьев Люмьер.

Автограф-сессия автора:

7 октября с 17:00 В центре фотографии имени братьев Люмьер в рамках открытия выставки “Вторжение 68 Прага”, пройдет автограф-сессия Йозефа Коуделки. В Россию автор приезжает впервые, его публичные выступления – большая редкость. Не стоит упускать уникальную возможность получить автограф на Вашем экземпляре книги.

Alib.ru > Автор книги: коуделка. Название: вторжение

Центр фотографии имени братьев Люмьер представляет выставку работ легендарного чешского фотографа Йозефа Коуделки «Вторжение 68 Прага» — серию, олицетворяющую не только ключевой период Чешской истории, но и ставшую признанным классическим воплощением фоторепортажа. Спустя сорок лет, фотографии, которые видел весь мир, будут показаны и в Москве.

Это самая известная серия Йозефа Коуделки, вошедшая в историю фоторепортажа.

В 1968 году Йозефу Коуделке было тридцать лет, он лишь недавно занялся фотографией профессионально — документировал театральную жизнь, быт цыган, но никогда не снимал новостные события. Все изменилось в ночь на 21 августа 1968, когда танки стран Варшавского договора вторглись в Прагу, окончив тем самым недолгий период политической свободы в Чехословакии, так называемую Пражскую весну.

В разгар советского вторжения, Коуделка вышел на улицы, чтобы задокументировать трагические события. Это и стало поворотной точкой в его жизни.
Пленки с фотографиями Коуделки удалось тайно вывезти из страны, и год спустя, благодаря агентству Magnum, они разлетелись по страницам множества журналов всего мира, подписанные, дабы избежать репрессий, «анонимным чешским фотографом». Мощь и значимость этих фотографий принесли все еще «неизвестному фотографу» Премию Роберта Капы. О том, что авторство этих снимков принадлежит ему, Йозеф Коуделка публично признался только 16 лет спустя, когда никому из его близких уже ничего не угрожало.

Выставка «Вторжение 68 Прага» была подготовлена Фондом Aperture и агентством Magnum Photos к сорокалетней годовщине события и сопровождается одноименной монографией. Экспозиция включает в себя более 160 специально отобранных самим Йозефом Коуделкой фотографий из его архива, представленных в хронологическом порядке, а также обширные материалы для чтения (плакаты, листовки, обращения) и видео фильм. Специально для Москвы выставка была расширена и дополнена при участии Йозефа Коуделки и дизайнера Алеша Найбрта.

Коуделка лично откроет выставку в Центре фотографии на Красном Октябре и ответит на вопросы журналистов на пресс-конференции .

Йозеф Коуделка (родился в Моравии, Чешская Республика, в 1938 г.) победитель Prix Nadar, Grand Prix National de la Photographie, Grand Prix Cartier-Bresson , и Hasselblad Foundation International Award in Photography. Основные выставки его работ были проведены в Музее Современного искусства (MoMA) и Международном Центре Фотографии (ICP), Нью-Йорк ; Hayward Gallery, Лондон; Музей Stedelijk Современного искусства, Амстердам; и Palais de Tokyo, Париж. В 2007 Фонд Aperture издал монографию автора. Коуделка — член агентства Magnum Photos и в настоящее время проживает и активно снимает в Париже.

Горячее лето 68-го: что читать (и смотреть) о вторжении советских войск в Чехословакию

Теории и практики

50 лет назад в ночь с 20 на 21 августа началась операция «Дунай» — и закончилась Пражская весна. В Чехословакию вошли войска СССР и стран Варшавского договора, руководство страны во главе с Александром Дубчеком вывезли в Москву, а пытавшихся протестовать советских диссидентов отправили под суд. В подборке, составленной историком Сергеем Лукашевским для «Библиотеки T&P», — очень разные книги для тех, кто хочет больше узнать о событиях полувековой давности: сборники документов, воспоминания участников, фотоальбом и художественный роман.

Сергей Лукашевский

Историк, директор Сахаровского центра

«„Пражская весна“ и международный кризис 1968 года»

Двухтомник, выпущенный к 40-летию «Пражской весны», — часть совместного исследовательского проекта Института по изучению последствий войн им. Людвига Больцмана в Граце и Российского государственного архива новейшей истории. Первый том — документы, второй — исследования.

Зденек Млынарж. «Мороз ударил из Кремля»

Воспоминания секретаря ЦК компартии Чехословакии в 1968–1970, идеолога «социализма с человеческим лицом». С 1950 года, когда Млынарж учился на юрфаке МГУ (где его другом — и соседом по общежитию — стал Михаил Горбачев), по 27 августа 1968 года, когда Пражская весна закончилась, а самого Млынаржа ждало исключение из партии, диссидентство и эмиграция.

Александр Майоров. «Вторжение. Чехословакия, 1968. Свидетельства командарма»

Летом 1968 года генерал Александр Майоров участвовал во вводе войск Варшавского договора в Чехословакию, осенью начал командовать созданной на ее территории Центральной группой войск. А через 30 лет написал книгу о событиях, предшествовавших вторжению, — с подробностями операции, характеристиками политических и военных деятелей и фрагментами подлинных донесений в Генштаб.

Йозеф Паздерка. «Вторжение: Взгляд из России. Чехословакия, август 1968»

Интервью с очевидцами событий августа 1968 года — гражданами Чехословакии, советскими солдатами, диссидентами.

Наталья Горбаневская. «Полдень: Дело о демонстрации 25 августа 1968 года на Красной площади»

Сборник документов об одной из самых известных диссидентских акций — сидячей «демонстрации семерых» у Лобного места на Красной площади против вторжения в Чехословакию.

Йозеф Куделка. «Вторжение 68: Прага»

250 кадров, снятых в Праге в августе 1968 года. После этой серии Куделку пригласили сотрудничать с фотоагентством «Магнум».

Милан Кундера. «Невыносимая легкость бытия»

Строго говоря, роман известного чешского писателя — о предельных вопросах человеческого бытия: любви, свободе, смысле жизни. Но большая часть повествования разворачивается в Чехословакии периода «нормализации», наступившего после подавления Пражской весны. Платой за возможность работать по профессии и устроенный материальный быт стало обязательное публичное выражение лояльности, предательство идеалов и конформизм.

«От геополитики мы никуда не уйдём»


Игумен Кирилл (Сахаров) о фотовыставке «Вторжение 68 Прага» …

Продолжаю методически знакомиться с соседними организациями. Первая попытка попасть в «Центр фотографии братьев Люмьен» была неудачной. На слова моих помощников: «Хотели бы с вами познакомиться» – по телефону в ответ что-то грубоватое. «Наверное, они не нашей веры» – сказали наши прихожане. Во время моей учёбы на истфаке пединститута в 70-е гг. темы событий в Чехословакии, конечно, касались. Касались осторожно и напряжённо. Кто-то из студентов имел неприятности, будоража эту тему. Была вот такая ситуация: с одной стороны преподаватели советского ВУЗа- «зашоренные», «реализующие установки официоза», а с другой – студент такого прозападного стиля. Как разобраться во всём?

С началом перестройки сразу обозначился крен в сторону либеральной прозападной трактовки событий. Однажды я был сильно удивлён, слушая диспут двух церковных людей (сейчас это видные священники). Меня удивило то, что один из них, вопреки уже вполне внедрённой в массовое сознание трактовке, утверждал, что не всё было так просто. Во взаимоотношениях русских с чехами (они были сильно онемечены) не всё было безоблачным. В годы Второй Мировой войны, несмотря на оккупацию и бригаду Л.Свободы, боровшуюся с немцами, немало чехов были танкистами в немецкой армии. Заводы Чехословакии плодотворно трудились на укрепление мощи немецкой военной машины.

Безусловно, социалистический строй был принесён сюда нашей армией, победившей гитлеровскую Германию. Вспоминаю, как учась в институте, изучал, как происходило становление «новой жизни» в странах Восточной и Центральной Европы. Какого-то шаблона при этом не было – по-разному назывались прошедшие в них революции и правящие партии – главное, чтобы они были в советском блоке. Стало быть, в геополитическом плане они являлись неким буфером, отделяющим нашу страну от крупных западных держав. Надо признать, что новую власть с трудом принимало местное население, т.к. во многом она навязывалась. Чтобы как-то продвинуть реализацию советских постулатов и добиться искомого результата, хотя бы в целом, СССР был вынужден проявлять гибкость. Например, там не было национализации земли, она оставалась в частной собственности, не было национализации жилого фонда со всеми её эксцессами, не так варварски притеснялась (как у нас в России) религия, сохранялась, хотя бы внешне многопартийность (при господствующей роли коммунистов) и т.д. Но социализм, с его пренебрежением к правам и свободам личности, духовности человека, нёс с собой и снижение жизненного уровня населения, что особенно раздражало людей, живших бок о бок с капиталистическими государствами. Целая череда антисоветских выступлений и мятежей свидетельствовала о том, что население этих стран ни умом, ни сердцем социализм не приняла. Накапливалось раздражение, глухое недовольство. Накопившиеся проблемы своевременно не разрешались. Известно, что практически вся общественность Чехии негативно относится к тем событиям, а именно к вводу войск, подчеркнем стран, Варшавского Договора, а не только СССР.

Но, опять-таки, от геополитики мы никуда не уйдём. Ситуация в Чехословакии угрожала безопасности границ со странами, входящими в военный блок НАТО, а в условиях «холодной войны» подобного ослабления своих позиций в Европе правительство допускать вовсе не желало. К тому же Чехословакия до 1968 года оставалась единственной страной, принадлежащей к Варшавскому договору, в которой не было расположено военных баз Советского Союза. Пожалуй, этот фактор и стал одним из решающих при принятии решения о скором введении танков на территорию республики. Солдатам говорили, что нужно спасти Чехословакию, т.к. в неё уже проникли войска НАТО и т.п. Проникнуть то они не проникли, но подрывная работа, например, со стороны ФРГ, была весьма активной. Помню, как я читал на эту тему книгу с подборкой документов, свидетельствующих об этом. Человек, не очень в теме, может думать о реках крови, десятках тысяч погибших во время этих событий. На самом деле погибло не более полутора сотни чехов. Где-то около сотни погибло и с другой стороны – правда, в подавляющем числе из-за несчастных случаев, неосторожного обращения с оружием. Как всегда, в подобных ситуациях были и самоубийства (официально их зафиксировано 5). Правда, советские архивы далеко еще не полностью открыты. Наверняка, жертв было больше. Сколько именно – трудно сказать, и тот генерал (ему сейчас 90 лет), который руководил операцией, на этот вопрос не ответил.

В СССР было около полутораста актов протеста. Те, кто их организовывал или участвовал в них – люди типа Л.Алексеевой – вызывают очень неоднозначное к себе отношение. Очень интересен и важен церковный аспект. Митрополит Чешских земель и Словакии Христофор в своем прошлогоднем интервью сказал, что в семинарию он пошел лишь потому, что там не требовалось в анкете заполнять графу о своем согласии со вступлением войск Организации Варшавского Договора в Чехословакию. «А я, – говорит он, – с насилием был не согласен».

В начале 70-х годов, в период моего воцерковления, в журнале «Православный вестник», на украинском языке я читал о тех бесчинствах, которые творили униаты во время т.н. Пражской весны. Введение войск как будто укрепило позиции Православия. Но протест был действительно массовым. Чехи в знак протеста «забыли» русский язык, восприняли ввод войск, по словам владыки Христофора, как «грубое попрание своей самостоятельности». Владыка также говорил, что тогдашнему Предстоятелю Православной Церкви Чехословакии митрополиту Дорофею с большим трудом удалось удержать Церковь от полного распада. Кстати, с униатами в Чехословакии был осуществлен во многом похожий сценарий, как и на западе Украины. В Чехословакии власти предприняли административные усилия для ликвидации унии (тоже введенной насилием). А ведь большая часть униатов под влиянием проповедей епископа Елевферия с радостью вернулась к вере отцов. Коммунисты применили большевистские методы и темпы на завершающем этапе этого процесса и тем самым, по словам митрополита Христофора, «лишь очень повредили делу Православия».

Только что поговорил с одним видным деятелем Союза Русского народа. У него, к вводу войск в Чехословакию, как и к зимней финской компании, резко негативное отношение. Все мои апелляции к геополитическому аспекту никакого воздействия не возымели «Сионист Андропов инициировал эту акцию, это была провокация с целью подрыва нашего престижа, общественность осудила, аукнулось в конце 80-х и т.д.».

Фотогалерея имени братьев Люмьер была основана в 2001 году и стала первой частной российской фотогалереей, которая занялась активной выставочной деятельностью и продвижением лучших образцов русской фотографии на московском арт-рынке. Сотрудники Фотогалереи создали Антологию русской фотографии XX века, в которой масштабно отражено состояние русской фотографии в период с 20-х по 90-е годы XX века.

Центр фотографии братьев Люмьер создан на территории фабрики «Красный Октябрь» 2 марта 2010 года. Его площадь превышает 1000 кв. м. Занимается центр изданием фотоальбомов и организацией выставок. Среди наиболее популярных собственных проектов Центра «Иконы 1960-80-х» и «Иконы 90-х». На территории Центра работает лекторий и функционирует открытая библиотека.

На выставке «Вторжение 68 Прага» представлены более 160 фотографий известного чешского фотографа Йозефа Коуделка. Пленки с фотографиями Коуделка удалось тайно вывезти из страны. Они разлетелись по страницам множества журналов всего мира, подписанные, дабы избежать репрессий, «анонимным чешским фотографом». О том, что авторство этих снимков принадлежит ему, Йозеф Коуделка публично признался только 16 лет спустя, когда никому из его близких уже ничего не угрожало. Кроме фотографий на выставке представлены плакаты, листовки, обращения и видеофильм. Смотрим фотографии, вчитываемся в тексты, например, такие: «Войска пяти государств Варшавского Договора вступили в Чехословакию якобы по просьбе представителей партии и правительства. На самом деле это произошло без ведома Президента республики и т.д.» «За одну ночь в Праге были сняты таблички с названиями улиц и номерами домов, указатели на развилках дорог, чтобы в городе ориентировались только те, кто его знает». В большом отрывке из книги Зденека Мльенаржа «Холод приходит из Кремля» запоминающе описывается арест Дубчека и его ближайших соратников. А вот образчики плакатов того времени: «Беги домой, Иван, ждет тебя Наташа»; «Вчера друзья – сегодня убийцы 1945 – освободители 1968 – оккупанты»; «Дубчек вас не звал, убирайтесь за Урал!»; «Нашим мертвым не нужна ваша пшеница».

Все что я здесь написал, очевидно, не позволяет сделать однозначный вывод на поднятую тему. Здесь, как и в случае с Афганистаном и Чечней, идеологические, мировоззренческие, геополитические, военные и прочие факторы в совокупности не позволяют сделать определенное заключение. Однако, одно можно сказать точно: наши перестройщики, приведшие к «величайшей геополитической катастрофе 20-го века – развалу СССР», во многом вдохновлялись идеалами Пражской весны. Поэтому, вряд ли самые выразительные фотографии, смогут изменить мою неоднозначную позицию. Был ли другой путь кроме введения войск, трудно сказать. Может быть, дело зашло так далеко, что других вариантов и не было. Были ли просчитаны все последствия ввода войск, были ли использованы все другие невоенные способы удержания ситуации – Бог весть. Член Русского Исторического общества Н.Селищев в своей прошлогодней статье в «Русском вестнике» писал, что «сейчас события той “Пражской весны” упрощают, сводя их к демократическому движению, будто бы мирному и сугубо внутреннему». Далее, он рассуждает о факторе германского реваншизма, рост которого был чреват потерей Чехословакией Судет, а это означало новый передел карты Европы со всеми вытекающими из этого последствиями.

Что произошло – то произошло. «Новая Россия», тем более грядущая самодержавно-монархическая, должна, наверное, действовать мудрее, более органично и продуктивно.

Игумен Кирилл (Сахаров), настоятель храма Святителя Николы на Берсеневке г. Москвы, специально для «Русской народной линии»

Читайте также:  Обновление прошивки для Panasonic DMC-G1
Оцените статью
Добавить комментарий